Вспоминая учителя Чжоу И

Статья из книги Чжоу И, Милянюка А.О. «Лечебно — оздоровительные комплексы цигун мастера Чжоу И.»
%d0%ba%d1%80%d0%b5%d0%bc%d0%bb%d1%8c

Автор статьи с учителем Чжоу И во время его первого приезда в Москву.

Родился Чжоу И в 1924 году в Харбине, городе, где в то время чуть ли не половину населения составляли русские. С детских лет его окружала русская речь, он старался понять традиции русских, особенности их культуры. Бывшие белогвардейцы научили его в совершенстве готовить борщ, выговаривать почти непроизносимую для китайцев букву «эр». Все это во многом определило его решение поехать в Пекин и поступить в Пекинский институт иностранных языков для серьезного изучения русского языка. Этому благоприятствовала и политическая обстановка в стране, происходило стремительное сближение с Советским Союзом, требовались переводчики и специалисты по России.
В 1951 году Чжоу И окончил Пекинский институт иностранных языков, где остался работать, став редактором одной из институтских газет, выходивших на русском языке. Однако ситуация в Китае стала меняться, отношения с Советским Союзом ухудшались, и начались страшные годы «культурной революции». Чжоу И был сослан в лагерь на «исправление» как пособник Советского режима. Учитель не любил вспоминать это время, однако из отрывочных рассказов выяснялось, что кормили их как и скот отходами, а воду они пили из окрестных болот.

Тогда же он заболел язвой желудка в тяжелой форме и уже не мог работать. Начальники не хотели возиться с ним и копать очередную могилу, его, как «неопасного» для страны, к тому же выходца из бедной семьи, отпустили обратно в Пекин по месту работы. Провожавшие его на вокзал делали между собой ставки, умрет ли он по дороге, или успеет доехать до Пекина. Впоследствии, в конце 80-х годов прошлого столетия Чжоу И показал мне некоторых из них на территории института, совсем дряхлых, наполовину парализованных, передвигавшихся на колясках.

img950

Первые годы обучения у мастера У Тунаня.

К счастью Чжоу И все-таки добрался до столичного вокзала, где его встречала жена, которая сразу и не узнала своего сильно изменившегося мужа. Несколько раз она проходила мимо осунувшегося поседевшего старика, у которого не хватало голоса позвать ее так, чтобы она услышала. Она поняла, что это Чжоу И лишь, когда на перроне остался он один. В 1963 году ему сделали операцию, во время которой было удалено до 80% желудка. После операции здоровье резко ухудшилось, появились такие заболевания, как неврастения, гипертония (давление доходило до 230/150 при сильной худобе и усыхании костей), печень и селезенка увеличились в размерах, резко ослабла функция почек. Чжоу И стал слабеть день ото дня, ноги стали тяжелыми, трудно было передвигаться по улице, и в сорок лет он был похож на глубокого старика.

img525

Чжоу И был первым, кто организовал для репрессированного Ван Пэйшэна занятия и лекции в Пекинском институте иностранных языков.

По совету старого врача решил попробовать заниматься тайцзицюань. Уже после трех месяцев занятий почувствовал себя лучше, ощутил прилив сил и бодрость духа — тайцзицюань начал оказывать лечебное воздействие. Интерес к тренировкам повысился. Позже один из друзей представил его знаменитому мастеру У Тунаню, у которого Чжоу И изучал тайцзицюань более двадцати лет. За это время былые болезни исчезли. К 80 годам он был полон сил и энергии, а на вид ему нельзя было дать и шестидесяти.

img515

Занятия в институте

Наряду с обучением у основного учителя У Тунаня Чжоу И поддерживал дружеские отношения и с другими известнейшими мастерами традиционной школы, у которых тоже многому научился. Знаменитого Ван Пэйшэна (王培生) после тюремных застенков никто не хотел брать на работу, и в эти тяжелые и опасные времена Чжоу И на свой страх и риск уговорил начальство Пекинского института иностранных языков, где работал сам, организовать при институте небольшую группу любителей тайцзицюань, чтобы дать возможность мастеру хоть как-то прокормиться.

Потом уже, когда все в стране поуспокоилось, Ван Пэйшэна стали наперебой приглашать и в другие места. Учитель Ван Пэйшэна — Ян Юйтин (杨禹廷) когда-то дружил с У Тунанем, после смерти своего учителя Ван Пэйшэн часто приходил в дом У Тунаня попить чаю и побеседовать о боевом искусстве. Лишь в последние годы, после выхода книги Ван Пэйшэна на английском языке, между ними произошла размолвка, отношения после которой так и не восстановились.

yy

Мастера У Тунань и Ян Юйтин с учениками

Интересными были отношения Чжоу И с другим очень популярным ныне на Западе мастером Ши Мином (石明). Как-то, занимаясь со своим учителем У Тунанем, ученики стали замечать некоего мужчину плотного телосложения, который стал появляться во время их тренировок в Парке фиолетового бамбука (Цзычжуюань 紫竹院), и, стоя поодаль, делал вид, что тренируется по своей программе, но на самом деле подглядывал за тем, чему обучал У Тунань. Возмущенные «воровством мастерства» несколько учеников, среди которых был и Чжоу И, отправились на «разборки», однако, получив достойный «ответ», решили поучиться и у новоявленного «воришки» втайне от своего учителя.

То, чем привлек к себе незнакомец, оказавшийся молодым мастером Ши Мином, стало искусство «силы просачивания» (шэньтоуцзинь 渗透劲), которое легко сводило на нет эффективность всех их приемов. У Тунань владел еще более изощренной силой — «силой пространственного воздействия» (линкунцзинь 凌空劲), но он не спешил поделиться этим искусством со своими тогда еще очень молодыми учениками. Ученики У Тунаня начали «работать на два фронта», пытаясь подойти к истине с разных сторон. Однако и молодой учитель не был в состоянии системно и доходчиво передать те способности, которыми он только только начинал овладевать. Вскоре все окончательно вернулись к У Тунаню, осознав весь случайный характер и бессистемность обучения у слишком рано покинувшего своих учителей Ши Мина, а главное еще и потому, что их старый учитель начал потихоньку раскрывать секреты своего «волшебного» искусства.

Мастер Ши Мин.

Мастер Ши Мин.

Что же касается отношений Чжоу И и Ши Мина, они сохранились до самой смерти мастера Ши Мина. Чжоу И стал первым из учеников Ши Мина, кто овладел «силой просачивания», хотя и не стремился к этому. Как раз те из них, кто более десяти лет буквально изводили себя в стремлении уловить ее тайну, так ее и не постигли. Несколько учеников даже ушли от Ши Мина, обвинив его в сокрытии секретов мастерства. Одним из них был полукровка Виктор Сяо (Сяо Вэйцзя 肖维佳), сын известного китайского революционера, обладающий широкими связями среди высших государственных чиновников и спецслужб, который в настоящее время пытается стать во главе школы Ши Мина и пропагандировать ее через свои связи за рубежом, особенно в России.

Ши Мин и Виктор Сяо чествуют У Тунаня.

Ши Мин и Виктор Сяо чествуют У Тунаня.

Однако настоящие ученики Ши Мина не признают его, они продолжают заниматься на старом месте в Парке фиолетового бамбука с сыном Ши Мина — Ши Юньхаем (石云海), который в совершенстве овладел мастерством своего отца. Доступ к этому месту Виктору Сяо был запрещен еще Ши Мином. Автор этих строк знает о всех перепитиях школы от самого Ши Мина, с которым его познакомил учитель Чжоу И. Сохранилась и диктофонная запись более чем трехчасового общения, где Ши Мин дает крайне негативную оценку «мастерству» Виктора Сяо и других покинувших его учеников. В той беседе Ши Мин дал обещание мне как представителю Московской федерации ушу приехать в Россию для обучения своему мастерству, но этому, к сожалению, не суждено было сбыться. Хотя контакты с подлинными наследниками его искусства сохраняются и поныне.

Встреча автора статьи с сыном Ши Мина Ши Юньхаем в Парке фиолетового бамбука

Встреча автора статьи с сыном Ши Мина Ши Юньхаем в Парке фиолетового бамбука

Познакомился с Чжоу И автор этих строк в начале лета 1988 года, когда приехал в Пекинский институт иностранных языков на языковую стажировку. В первый день приезда, выглянув из окна своей комнаты, я увидел в расположенном внизу парке собрание каких-то людей, оживленно беседующих с восседавшим в центре старцем с длинной белой бородой. Я тогда не знал, что это знаменитый У Тунань, а с ним рядом, ведущий встречу — мой будущий учитель Чжоу И.

img558

С Чжоу И я встретился на следующий же день. Я вышел рано утром на улицу, чтобы посмотреть, какими практиками занимаются китайцы в окрестностях нашего института. Вскоре я наткнулся на большую группу людей, которые повторяли вслед за стоящим перед ними пожилым человеком какие-то упражнения. Я потихоньку пристроился позади группы и тоже стал выполнять движения. Меня удивило то, что все движения выполнялись крайне медленно, так, что начинали затекать руки и ноги.

То самое окно общежития на 3-м этаже, из которого автор впервые увидел У Тунаня и Чжоу И.

То самое окно общежития на 3-м этаже, из которого автор впервые увидел У Тунаня и Чжоу И.

Даже с учетом моих многолетних нагрузок по системе каратэ киокушинкай сохранять темп учителя было очень тяжело. Я видел, как многие довольно молодые люди отходили от группы передохнуть и размяться, а после возвращались вновь. Но я на силе воли проделал весь комплекс до конца (после этого все мои мышцы болели около недели). В движениях же учителя не чувствовалось ни капли напряжения, его руки парили, и в любом положении он мог оставаться невероятно долго. Тогда я решил не отставать от него, пока не раскрою секрет этой легкости.

Одновременно с занятиями у Чжоу И я также не пропускал случая учиться и у других мастеров ушу, отдавая любимому увлечению все свое свободное время. Особенно мне запомнился мастер шаолиньского кулачного искусства. Несмотря на почтенный возраст он был необычайно подвижен и прекрасно владел прикладными аспектами техники. В кратчайшие сроки он обучил меня и еще одного моего товарища, также имевшего хорошую базу по каратэ, парным боевым кулачным комплексам, комплексам с мечом-цзянь и палкой-гунь. Так как тренировки проходили на территории Института иностранных языков, многие иностранцы, поверив, что в скором времени и они смогут также круто биться как и мы, повалили в группу нашего шаолиньского учителя. Он был несказанно доволен и без утайки передавал нам все секреты своего искусства.

Тренировки с Чжоу И в Пекине в 1988-1989гг.

Тренировки с Чжоу И в Пекине в 1988-1989гг.

Однако все это было из разряда того, что можно понять и освоить за счет упорства в тренировках. А вот мастерство учителя Чжоу И было «волшебным», и если бы я не испытал его на себе сам, то никогда бы не поверил в существование таких феноменов, как «пространственная» сила или сила «просачивания». Со временем я перестал заниматься другими стилями ушу, чтобы сконцентрироваться только на том, что преподавал Чжоу И.img968

С тех пор прошло много лет, учитель стал мне вторым отцом, и именно он во многом определил мой жизненный путь. Выбранная им тема «Учение о вскармливании жизни в традиционном Китае» стала для меня не только темой кандидатской диссертации, но и главным направлением всех последующих научных исследований.

Первые московские ученики

Первые московские ученики

В 1990 году удалось организовать его приезд в Москву по приглашению Госкомспорта СССР для подготовки специалистов по тайцзицюань. С тех пор он часто посещал нашу страну, и многим теперь уже моим ученикам довелось встретиться с ним и поучиться его глубокому мастерству.

Лечение парализованной девочки

Лечение парализованной девочки

Однако помимо нашей страны с лекциями и практическими семинарами Чжоу И исколесил буквально весь мир, в Западных странах его обучающие видеокассеты пользуются огромным спросом. Он был известен и своими целительными способностями, ему удавалось излечивать такие виды тяжелейших заболеваний, как болезнь Паркинсона, параличи разной степени тяжести и т.д. Многих людей во всем мире вернули к жизни его оздоровительные комплексы цигун.
Чжоу И стал основателем Исследовательского общества «Тайцзи», созданного в нашей стране для проведения научных исследований в области изучения традиционной оздоровительной культуры Китая. Для успешного функционирования этого общества он не только приложил все силы для обучения теории и практике тайцзицюань и цигун российских специалистов, но и передал в безвозмездное пользование всю свою личную библиотеку, насчитывающую сотни книг и периодических изданий по данной проблематике. С его участием были организованы первые всероссийские курсы по ушу и цигун, проводившиеся в г.Сухуми в 1990 году.

На семинаре в Сухуми

На семинаре в Сухуми

Чжоу И как редактор часто помогал своему учителю У Тунаню в написании разного рода книг и статей, и потому двери старого мастера были для него всегда открыты. Чжоу И часто приносил с собой магнитофон, подаренный ему его японскими учениками (в Китае в то время это было большой редкостью), и помимо связанных со статьей вопросов заводил разговоры на все интересующие его темы. Таких кассет накопилось множество, и все они хранятся в нашем Фонде «Тайцзи» наряду с правленными рукописями мастера У Тунаня.

На семинаре в Сухуми.

На семинаре в Сухуми.

Надеемся, что постепенно все эти материалы будут переведены на русский язык и представлены российскому читателю. Начало уже положено, и несколько брошюр уже увидели свет. В данной книге в Приложениях также представлены некоторые из работ У Тунаня, они дополняют и расширяют наследие Чжоу И, работавшего в рамках концепции «активного долголетия» своего учителя. Суть концепции заключается в том, что только к зрелому возрасту человек приобретает наиболее ценные и полезные для общества знания, и именно в это время силы начинают оставлять его. Ощущая процесс дряхления, человек боится стать обузой для родных и друзей. И вот как раз здесь поможет мастерство тайцзицюань и цигун, теория и практика «учения о вскармливании жизни» (яншэнсюэ 养生学), при помощи которых возможно «активное долголетие».

На семинарах в Европе

На семинарах в Европе

Как говорил Чжоу И, сколько бы еще открытий принес человечеству Альберт Энштейн, если бы прожил по-дольше и не болел. Однако начинать заниматься «вскармливанием жизни» нужно начинать уже тогда, когда человек еще не страдает от проблем со здоровьем и относительно молод. Как гласит постулат китайской медицины — «высшее искусство врачевания в том, чтобы вылечить еще не начавшуюся болезнь» (чжи вэй бин 治未病). Молодым здоровым людям порой бывает очень сложно осознать это, для освоения же методов саморегуляции необходимо время и тренировка, иначе потом, когда нужно будет «восстанавливать» себя от возникающих проблем со здоровьем, не хватит ни времени, ни способностей.
У Тунань очень ценил Чжоу И и по праву считал его одним из лучших своих учеников. В аудиозаписи рассказа У Тунаня об особенностях наиболее засекреченного скоростного «малоамплитудного комплекса» (сяоцзя 小架) старый мастер говорит о том, что только Чжоу И в совершенстве овладел им.

Лечение французской журналистки

Лечение французской журналистки

На праздновании своего 100-летия У Тунань выбрал именно Чжоу И, чтобы тот перед всеми собравшимися на торжество и пекинским телевидением продемонстрировал исполнение этого комплекса. У Тунань помогал Чжоу И в создании комплекса тайцзи цигун, который описан в начале данной книги. Этот комплекс получился системнее и эффективнее для выработки необходимых в тайцзицюань «внутренних» качеств, чем разрозненные упражнения «мастерства расслабления» (сунгун 松功), которые время от времени по отдельности давал своим ученикам У Тунань.

На 100-летнем юбилее У Тунаня Чжоу И исполняет комплекс сяоцзя

На 100-летнем юбилее У Тунаня Чжоу И исполняет комплекс сяоцзя

Позднее за заслуги в преподавании и исследовательскую деятельность в области лечебно-оздоровительных технологий в России Чжоу И было присвоено звание почетного профессора Российской Академии естественных наук. Особенностью преподавания Чжоу И всегда являлась системность, а также способность доходчиво, сжато и четко объяснять самые сложные вопросы. Он всегда был доброжелателен, открыт и не держал секретов от своих учеников.

Чжоу И и его столетний Учитель

Чжоу И и его столетний Учитель

В течение нескольких лет в Москве в качестве преподавателя Московского университета работала и дочь учителя — Чжоу Юйфан (周毓芳), она много ездила по стране, активно выступала с докладами на различных научных конференциях. Наши семьи стали еще более тесно общаться, ее внуки теперь называют меня своим «дедушкой». Она также вела семинары по редкому виду «буддийского» комплекса цигун, которым овладела за время работы во Всекитайском институте цигун у одного из известных патриархов этого направления.

Чжоу Юйфан

Чжоу Юйфан

Частым гостем в этом институте был и Чжоу И, там он имел возможность знакомиться и общаться с наиболее интересными представителями направлений цигун и ушу. Знания Чжоу И в этой области были необычайно разносторонними. При этом Чжоу И предпочитал сам не вступать ни в какие официальные структуры типа различных ассоциаций, федераций и т.д. Больше всего на свете он ценил свободу и после выхода на пенсию был необычайно счастлив. Учитель часто говорил мне: «Как бы я смог объездить весь мир и увидеть, как там живут люди, если бы мою деятельность контролировали какие-то структуры или инстанции, и везде надо было бы спрашивать на все разрешение?». Даже в создаваемом им Исследовательском обществе «Тайцзи» он согласился быть только советником-консультантом.

Чжоу Юйфан на семинаре в Кисловодске.

Чжоу Юйфан на семинаре в Кисловодске.

Жизнь Чжоу И оборвалась внезапно и трагично. Сколько планов остались не реализованными, сколько книг не написанными! Однако память о нем продолжает жить в наших сердцах, и мы постараемся воплотить хотя бы толику тех начинаний, которые не успел осуществить он. С этой целью в скором времени намечается создание Международного Общества наследия мастера Чжоу И, которое с китайской стороны и со стороны его родственников было предложено возглавить автору этих строк.

Несколько лет Чжоу Юйфан вела в России активную научную и педагогическую деятельность.

Несколько лет Чжоу Юйфан вела в России активную научную и педагогическую деятельность

Следует сказать и об определенных трудностях, возникших уже даже на этапе создания «Исследовательского общества «Тайцзи», которое основал в Росиии учитель Чжоу И. Когда-то он говорил мне, что следует создать костяк из наиболее преданных нашему делу учеников. В среде учеников, много лет занимавшихся под моим руководством по системе Чжоу И, возникли те самые сепаратистские настроения, о возможности которых раньше предупреждал учитель.

Некоторые из моих учеников, которые приходили на организованные нашим Исследовательским обществом «Тайцзи» семинары Чжоу И, стали выдавать себя за его учеников. Однако понятие «ученик-последователь» (туди 徒弟) закрепляется за тем или иным человеком только после многолетних испытаний и экзаменов, которые настоящий ученик должен пройти.

img_5613

 

img_5605

 

img_5588

Дети, внуки, правнуки и ученики Чжоу И — одна семья

В традиционном Китае всегда существовала строгая субординация: «учитель-отец» (шифу 师父) и «дед по учителю» (шие 师爷). Среди моих близких учеников появились те, кто стал воспринимать меня как абсолютно равного и не столь уже авторитетного. Без особого внимания они слушали мою критику по поводу их многочисленных ошибок, которые происходили из незнания парной техники нашего комплекса тайцзи цигун, которую Чжоу И тогда никому кроме меня не показывал.

Я умолял учителя провести для них экзамен с тем, чтобы он сам указал им на порой полное непонимание его системы. Но он был непреклонен, его ответ был такой: «Это твои ученики, и экзамен у них должен принимать ты. Ты — мой ученик и продолжатель моих дел, ты мне как сын, поэтому я много лет был строг с тобой, экзаменовал и проверял тебя. Ты — один из немногих, кто прошел мои испытания, возможно, ты их и выдержал благодаря своей мягкости, хотя из-за нее, боюсь, тебе будет сложно вырастить достойных учеников. Ты — мой ученик, я несу ответсвенность за тебя и за качество твоего мастерства. Они — твои ученики, хоть и ходили на мои семинары, у них экзамен должен проводить ты. Те, кто уйдут на сторону, скоро поймут, что начинают вариться в собственном соку и все дальше уходят от истоков. Ты будешь всегда со мной, даже когда я уйду, я даже с Неба буду открывать тебе новые истины, а кроме меня есть и другие учителя нашей школы, у которых можно найти чему поучиться. К тому же ты китаист и к твоим услугам знания древних книг и трактатов, которые всегда будут давать тебе новые знания для дальнейшего роста. Те же, кто не доучился, будут все дальше уходить от истины, постепенно теряя наспех усвоенные знания». Все произошло именно так, как он и говорил. Кроме того, появились еще и никому не известные «тайные» ученики Чжоу И, которые, спекулируя уважаемым именем, наживаются на доверчивости непосвященных людей.

Исследовательское общество «Тайцзи» продолжает дело Чжоу И

Исследовательское общество «Тайцзи» продолжает дело Чжоу И

Но как бы там ни было, созданное Чжоу И Исследовательское общество «Тайцзи» успешно продвигается по пути, намеченному нашим учителем. На данный момент у нас собрался замечательный коллектив единомышленников, достойных ученых самых различных направлений, подготовлены талантливые кадры инструкторского состава, все эти люди готовы изучать, передавать и развивать практические и теоретические основы глубокого искусства учителя и мастера Чжоу И.

IMG_9059

В январе 2017 года Андрей привез только что изданную в России книгу о практиках Чжоу И его дочери Чжоу Юйфан

IMG_9058

Как почетный президент одного из центральных каналов китайского телевидения и представитель одного из подразделений ЮНЕСКО Чжоу Юйфан готовит передачу о своем отце и созданном в России «Исследовательском обществе Тайцзи»

 

 

Bookmark the permalink.

Comments are closed